China-Eurasia News Ticker

Что Армения может предложить Поднебесной и наоборот : интервью с главой армянской общины Китая Мгером Саакяном

Как живет армянская община Китая? Как армяне из разных стран смогли наладить сотрудничество в Китае? Есть ли в Армении рост интереса к Поднебесной? Что Армения может ей предложить?

На эти и другие вопросы в интервью Dalma News ответил президент Армянской общины Китая, директор фонда «Совет политических и стратегических исследований «Китай-Евразия»», востоковед-международник, защитивший научную диссертацию (Ph.D., международные отношения) в Институте международных отношений Нанкинского Университета (Китай) Мгер Саакян.

1

Сколько сейчас армян проживает в Китае и можно ли говорить об уже сформировавшейся общине?

В Китае проживает примерно 600 армян. Условно их можно разделить примерно на три категории. Если взять за критерий профессиональную деятельность, то значительная часть приехавших из западных стран, в частности Канады, США, европейских государств – профессионалы, окончившие вузы этих стран, получили приглашение от действующих в Китае различных международных организаций и там работают.

Вторая категория – прибывшие в Китай граждане Армении. В основном это студенты (порядка 80 человек), а также те, кто в свое время учился в Китае, но из-за безработицы в Армении вернулись в КНР и работают здесь долгие годы.

И третья категория – проживающие в России армяне. Они вовлечены в бизнес, есть среди них студенты и специалисты, работающие в тех или иных компаниях.

Армянская община в Китае и Гонконге была основана и зарегистрирована в 2013 году. Первым шагом стало создание исполнительного органа. В него вошли люди из различных городов, которые выразили желание добровольно работать и благодаря которым армянский мир может быть лучше представлен. В дальнейшем пост члена исполнительного органа стал выборным: то есть раз в два года проводятся выборы председателя и ежегодно – членов исполнительного органа.

Oтмечу несколькo мероприятий за последние 3-4 года, направленных на популяризацию Армении. У китайцев очень скудные представления об Армении и армянах, надо сказать.

Например, в 2015 году были организованы крупные мероприятия, посвященные годовщине Геноцида армян. В Нанкине прошло самое крупное: сюда из всех китайских городов прибыли армяне, вместе мы посетили Музей геноцида, рассказали, что произошло, возложили цветы. Это было организованное мероприятие, после чего в лучшем зале города прошел день армянской культуры. Среди приглашенных гостей были не только китайцы, но и граждане других стран, которым мы рассказали о возрожденной культуре и стране, а не просто «поплакались» о резне.

Прошла выставка картин Севады Григоряна, а Микаел Айрапетян организовал концерт армянской классической музыки, после чего состоялся кинопоказ переведенного на китайский фильма о геноциде (The River Ran Red). Затем картину разместили на китайском аналога Youtube – Tudou. Ежегодно мы выкладываем фильм в соцсети, обеспечивая большие просмотры.

Община была очень активна и в дни апрельской войны в Арцахе. Когда начались военные действия, сложилось впечатление, что азербайджанцы знали о них заранее. Что произошло? Китайские СМИ начали выпускать пресс-релизы, близкие к позиции Азербайджана, на которые армянская община ответила в соцсетях. Переводились сообщения Министерства обороны и сотни живущих здесь армян размещали их, информируя общественность. Затем эти сообщения начали распространять и сами китайцы. То есть за короткое время в соцсетях армянская община смогла получить определенные преимущества, потому что уровень образования очень высок. Многие люди, обучавшиеся в китайских вузах, писали на китайском, побеждая англоязычных азербайджанцев. Нужно понимать, что английский и русский языки находятся в Китае на очень низком уровне, многие не говорят и не понимают.

Потом прошел сбор средств и собранные деньги были перечислены на банковский счет, предоставленный арцахской стороной. Можно отметить также армянскую литургию, научные конференции онлайн, с помощью которых мы нашли и сплотили находящуюся в Китае армянскую научную мысль.

В этих конференциях и мероприятиях участвуют только армяне или китайцы тоже?

Китайцев просвещают по вопросу геноцида, а также периодически проводят мероприятия в университетах, где армянские студенты активно представляют культуру своей страны, традиционную национальную одежду, кухню. Но цель конференции – объединить рассеянных по всему Китаю и не связанных друг с другом ученых, молодежь, вновь прибывших студентов, так как у нас есть серьезные специалисты из диаспоры, которым нужно было наладить связь со студентами для совместной работы. В этом году мы организовали первую онлайн конференцию молодых армянских исследователей диаспоры. Участвовали армяне из Китая, России, США, Польши, Германии, Нидерландов, Эстонии, Палестины и других стран. Цель заключалась в том, чтобы армянские ученые из разных стран узнали друг друга, стали сотрудничать на благо армянского мира.

Есть ли у армян Китая стремление кооперироваться?

Изначально разобщенность была. То есть существовала большая группа армян из диаспоры, которая с большим удовольствием, патриотизмом пыталась представить армянство, армянскую культуру. С другой стороны были студенты из Армении, которые также осуществляли определенную деятельность, и нам удалось всех их объединить.

Правда, встречались скептически настроенные люди, которые не хотели вовлекаться в эти процессы, но у них изменилось отношение, когда они увидели, что никто в исполнительном органе не получает зарплату, все работают на добровольных началах, за счет своего времени и общения с семьями и никакой выгоды не имеют.

Разный менталитет различных групп не мешает сотрудничеству армян России, Армении, Запада?

По правде говоря, наоборот, — это преимущество. В 2013 году мы все начали заново. В 2006-2008 годах были группы, которые вместе пировали, ели шашлыки, путешествовали, но в 2013 году мы попытались придать всему этому институциональный статус. Что интересно, так как старой общины не было, не было и стереотипов. И так как движущей силой была молодежь, эти различия стали преимуществами. Когда люди думают по-разному, легче найти решения. Глава общины занимает пост два года. Это наше принципиальное решение. Чтобы не походить на другие армянские общины, мы проводим выборы главы каждые два года.

В каких городах в основном сконцентрированы армяне?  

В экономических центрах – Гуанчжоу, Шэньчжэне, Гонконге, Шанхае и в других крупных городах. А в Пекине и Нанкине очень мало.

Насколько легко армянам привыкнуть к такой самобытной стране, как Китай?    

Основная проблема для всех, конечно, — язык и кухня: здесь не едят молочные продукты — сыр, сметану, а также колбасные изделия и хлеб. Это вызывает трудности, особенно для нас, армян, любящих как следует поесть.

Но есть и общности. Общаясь с китайцами, находишь некоторые культурные совпадения и начинаешь по-другому смотреть на этих людей. Например, семья. У них тоже принято, чтобы родители содержали детей чуть ли не до седых волос, дети заботятся о родителях, такое же отношения к друзьям, как и в Армении, гостеприимство. Это все удивительно и создает баланс на фоне различий. Как я понимаю, армяне сначала переживают стресс, но примерно через год-два привязываются к стране и к народу.

Вы чувствуете, что Китай активизировал свою деятельность в Армении?

Во-первых, налаживаются межличностные отношения между теми же студентами. Община заключила договор с Американским университетом Армении и предоставляет стипендию на обучение в Армении китайского студента. Это нужно, чтобы вернувшись в Китай и получив какую-то должность он сохранил бы связь с Арменией.

Добиться результатов можно, налаживая межличностные связи. Армянская община Китая едина и делает все, чтобы Армения была представлена наилучшим образом, но нужно быть реалистами – добиться за столь коротки срок серьезных результатов невозможно.

Удивительно — и это второй ответ на вопрос, — что Армении сегодня нет в программе «Один пояс, один путь». Почему? 14-15 мая прошла конференция «Один пояс, один путь» и я спрашиваю, почему Армения не была представлена ни на каком уровне. В рамках конференции были заключены порядка 200 договоров, рассматривались программы в общей сложности на 14,5 млрд. долларов.

Ты важен для другой страны настолько, насколько твоя экономика с ней связана. Объем китайско-армянского товарооборота снизился за год (по итогам 2016 года – прим. ред.). То есть, с одной стороны есть межличностные контакты, но с другой — экономический результат снижается. Над этим нам нужно задуматься.

Китай – важная страна, и с годами становится еще более важной. Это потенциальная супердержава. Налаживание наших связей с Китаем сегодня даст результаты в будущем.

Есть ли в Армении рост интереса к Китаю?

Конечно, если учитывать рост студентов, изучающих китайский язык. Поэтому я и говорю, что в ба уровне личных контактов все это есть.

Что может Армения предложить Китаю?

Что сегодня развивается в Армении? Сельское хозяйство. В Китае аграрная сфера развита, но сельхозпродукция — те же огурцы, перцы, баклажаны, помидоры, сильно загрязнены. Поэтому китайцы платят огромные деньги за импортируемую сельхозпродукцию. В магазине местная продукция намного дешевле и потребитель, имеющие такие возможности, покупает импортное продовольствие.

Если мы объясним китайцам, что в нашей стране нет химической промышленности, Армения славится чистым воздухом, можно привлечь инвестиции для развития армянского сельского хозяйства с условием поставок урожая в Китай. Второе — дефицит мясной продукции. Со свининой, куриным и утиным мясом в Китае проблем нет, но есть проблемы с говядиной.

В Армении эта отрасль развивается и ее можно развивать еще больше. Можно наладить производство, выращивать скот в Армении и поставлять готовую продукцию в Китай. То есть с этой точки зрения можно привлечь серьезные инвестиции.

Я говорю о сферах, имеющих серьезный потенциал.

А что можно сказать о туризме?

Можно развивать и сферу туризма. Китай долгие годы был нерелигиозным государством. С 2000 года ситуация начала меняться. В частности, разрешили строить религиозные сооружения. Начали развиваться старые верования, возвращаться буддизм. Но сейчас китайцы сильно тяготеют христианству, что связано с осознанием ведущей роли Запада. Они хотят походить на Запад, учиться у него.

В их понимании принятие христианства означает установление связей с развитой англоязычной массой. Люди, принявшие христианство, любят венчаться в церквях, и их можно проинформировать, что Армения – первая христианская страна, где есть много церквей с тысячелетней историей. В этом случае, многие из них приедут в Армению.

Но для этого нужны приемлемые цены. Если мы решим проблемы прямого авиарейса Ереван-Пекин-Ереван, Ереван-Шанхай-Ереван или Ереван-Гуанчжоу-Ереван, число туристов вырастет в четыре-пять раз, так как цена на авиабилет снизится и многие предпочтут очередному сафари-туру в Кению Армению.

Беседовал Айк Халатян

Мгер Саакян-Востоковед-международник, защитивший научную диссертацию (Ph.D., международные отношения) в Институте международных отношений Нанкинского Университета, Китай, президент Армянской общины Китая, директор фонда «Совет политических и стратегических исследований «Китай-Евразия», автор научных статей в журналах «Вестник Московского Университета Серия 13, Востоковедение», «Иран и Кавказ», «21-й Век».

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: