China-Eurasia News Ticker

Аналитикон:Китай и Арцахская война: нейтралитет как залог бизнеса со всеми

Мгер СААКЯН

К. полит. н., Азиатский глобальный институт, Гонконгский университет 

Экономический коридор Китай-Центральная Азия-Западная Азия «Экономического пояса Шелкового пути» проходит через Южный Кавказ, обходя только Армению. Китай вложил значительные инвестиции в Азербайджан и Грузию, а также в соседние с регионом Турцию, Иран и страны Центральной Азии. Поэтому Китай не может не проявлять интереса к последней войне в Арцахе. В рамках данной статьи попытаемся сформулировать и ответить на следующие вопросы: какую позицию занял Пекин, какие факторы влияют на Китай и что следует взять в расчет, а также каков был резонанс китайской прессы. 

Официальная позиция Китая: основные факторы и обстоятельства

Спустя день после начала войны — 28 сентября — официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил, что сохранение мира и стабильности на Южном Кавказе отвечает интересам всех стран, в том числе Армении и Азербайджана. Он призвал стороны урегулировать конфликт посредством диалога. 23 октября с заявлением аналогичного содержания выступил другой официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь, отвечая на вопрос Российского агентство международной информации «РИА Новости», попытается ли Китай как постоянный член СБ ООН получить роль в урегулировании. 

Можно, конечно, констатировать, что с учетом упомянутых заявлений, официальный Пекин занял нейтральную позицию. Следует также отметить, что долгие годы, согласно действующему соглашению, Китай пытается по проблемам безопасности Центральной Азии и Южного Кавказа прийти к общему знаменателю с Россией, оставляя право первого номера за Москвой. Китайско-российский геополитический тандем   действует сообща и в СБ ООН. Скажем, по ядерной проблеме Ирана первым номером выступает Москва, получая поддержку Пекина, а по ядерной проблеме Северной Кореи дипломатические усилия обеих сторон координирует Пекин. То есть, во время закрытых обсуждений в СБ ООН по Арцаху Пекин должен был поддержать позицию Москвы. Лучшим подтверждением этой гипотезы является то, что 12 ноября официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь отметил, что Китай и впредь будет работать с Россией и международным сообществом с целью содействовать установлению мира и стабильности в южно-кавказском регионе. Он также подчеркнул, что размещение российских миротворцев отвечает интересам Азербайджана и Армении, чтобы они могли путем диалога решить Арцахский конфликт. 

То есть, прежде чем предъявит окончательную позицию Пекина, китайские руководители возможно имели в виду следующие обстоятельства и факторы:

  1. Китай признает Южный Кавказ важным для России регионом, зоной влияния. Москва является сейчас стратегическим партнером Китая, и Пекин формирует с ней отдельный геополитический и экономический полюс. Поэтому Китай должен попытаться поддержать политику России в СБ ООН, а в регионе сохранить нейтралитет, оставив главную роль русским. 
  2. Китай инвестировал в Турцию около трех миллиардов долларов. В 2020 году стороны договорились, что китайская сторона вложить в турецкую экономику еще пять миллиардов. Китай заинтересован Турцией, поскольку она играет важную роль в рамках инициативы «Один пояс, один путь» — как страна, связующая Восток с Западом. Поэтому китайские инвестиции в основном используются для прокладки и модернизации турецких железных дорог и портов. 
  3. Вторая причина состоит в том, что китайцы посредством инвестиций пытаются поставить Турцию в состояние взаимозависимости, сдерживать, чтобы она не использовала свое влияние на уйгуров с целью инспирирования антикитайских беспорядков в Синьцзяне. Кстати, данная политика Китая срабатывает, поскольку сторонам удалось одолеть «синьцзянский комплекс», благодаря чему стороны подчеркивают, что их сотрудничество достигло стратегического уровня. 
  4. Азербайджан также нарастил свою роль в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Бакинский порт, железная дорога Баку-Тбилиси-Карс являются важными компонентами Экономического коридора Китай-Центральная Азия-Западная Азия. Китай инвестировал в Азербайджан несколько сот миллионов долларов. 
  5. Армении не удалось никоим образом вовлечься в проект «Один пояс, один путь», и вот уже 4 года армяно-китайские отношения в стагнации. Нет дорожной карты развития двусторонних отношений. Армения рассматривается в Пекине как союзник России, член ЕАЭС и ОДКБ. Армения могла рассматриваться как фактор, удерживающий Турцию вдали от Центральной Азии и Синьцзяне, но с другой стороны, Арцахская проблема рассматривается как препятствие для разблокирования в Южном Кавказе дорог и железнодорожного сообщения. 

То есть, на одну чашу весов Пекин ставит приоритетные для него военно-политические отношения с Россией, договоренность с ней о согласованности действий по вопросам безопасности Южного Кавказа и Центральной Азии, а также фактор Армении как военного союзника России. А на другую чашу весов — экономическое, транспортное сотрудничество с Турцией и Азербайджаном. В результате политических, экономических расчетов китайцы решили поддержать сбалансированную позицию России в международных структурах, которой Москва пыталась найти приемлемый для Армении и Азербайджана вариант и добиться перемирия. А в целом китайцы в своих заявлениях выступали с нейтральных позиций, озвучивали призывы к миру и пытались сохранить лицо для всех сторон. 

Резонанс китайской прессы или результат бездеятельности армянской стороны

Иной была ситуация в китайской прессе. Тут можно было встретить больше проазербайджанских статей, которые не соответствовали официальной позиции Пекина. Подчеркивалось слово «оккупация», «7 районов» и прочее. Следует, конечно, отметить, что большая часть подобных статей были перепечатаны или переведены из зарубежных СМИ. 

Подобный резонанс китайской прессы можно связать также с улучшением отношений Турция-Китай или, возможно, с более успешным сотрудничеством посольств Турции и Азербайджана с китайской прессой, в сравнении с армянской стороны. Но, с другой стороны, некоторые из про азербайджанских с армянской точки зрения публикаций, к примеру, о «Возвращении Азербайджану 7 районов», совпадали с утверждениями министра МИД РФ Лаврова или же президента Путина. 

Kороче говоря армянская сторона провалила работу с китайской прессой, которую, учитывая ряд нюансов, должны были координировать государственные органы — посольство, МИД РА. Даже Арцахский вопрос на брифингах официального представителя МИД КНР дважды поднимали российские журналисты и однажды французский. В ходе войны мы предложили, чтобы Армения командировала журналиста для участия в брифингах представителя МИД Китая. Это позволило бы армянскому журналисту каждый раз поднимать связанные с Арцахом вопросы. Скажем, попросить представителя МИД КНР прокомментировать переброску Турцией на Южный Кавказ террористов, с которыми борется и Китай. Этот шаг не мешало бы сделать и сегодня: нужен аккредитованный армянский журналист, который поднимал бы волнующие Армению вопросы. 

Подведем итоги

Китайцы, будучи людьми от бизнеса, попытались не «обидеть» никого из «клиентов», чтобы продолжать обоюдовыгодное сотрудничество и торговлю со всеми в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Они следовали древней китайской притче, согласно которой, когда два тигра дерутся, умная обезьяна молча наблюдает, чем все закончится. Соблюдение нейтралитета на государственном уровне стало итогом геополитических отношений с Россией, резонанс китайской прессы же — итогом углубления экономических отношений с турецко-азербайджанской стороной и бездействия Армении. Принимающие решения в Армении должны ясно себе представлять, что, отказываясь от суверенных отношений с такой мировой державой, как Китай, и от попыток стать частью инициативы «Один пояс, один путь», они создают риски для Армении. 

Каковы эти риски? Основным риском является то, что турецко-азербайджанский тандем получает возможность использовать против Армении те инфраструктуры проекта «Один пояс, один путь», которые пролегают по их территории, еще больше изолируя Армению. Голос Анкары и Баку звучит громче в Пекине, поскольку Китай инвестирует в эти страны колоссальные средства. Да, Китай волнует пантюркизм, но вместо конфронтации с Турцией Китай избрал политику «инвестиционной привязки», а элиты стран Центральной Азии вряд ли ждут с нетерпением дня, когда передадут свои страны и богатые недра в распоряжение Эрдогана. Сотрудничающий с Россией Китай стал основным актором в Центральной Азии, благодаря как инвестициям, так и углублению экономических связей, а экономическое влияние несет с собой и политическое. По большому счету Китай после 2013 года выступает за открытие границ, установление стабильности во всех регионах, чтобы можно было развивать проект «Один пояс, один путь». Учитывая нейтральную позицию официального Пекина, важно отметить, что Китай выступает за скорейшее урегулирование Арцахского конфликта и разблокирование границ на Южном Кавказе, возобновление функционирования железных дорог и магистралей, чтобы можно было торговать со всеми, получить альтернативные пути в Европу и не ставить под угрозу свои инвестиции в регионе из-за войны. 

Источник http://theanalyticon.com/?p=15303&lang=ru#more-15303

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: